Ирена Сендлер: 2500 спасённых детских жизней

'22 октября 2015'

«Если ты видишь, что кто-нибудь тонет, нужно броситься в воду спасать, даже если не умеешь плавать,» - такие слова произнёс отец Ирены Сендлер незадолго до своей смерти. И слова эти запомнились Ирене на всю жизнь.

Видеорепортаж

Одно из интервью Ирены Сендлер
Ирена Сендлер
Ирена Сендлер

Ирена Сендлер (Кржижановская) родилась 15 февраля 1910 года в Варшаве. Её отец, Станислав Кржижановский, был врачом. Это был один из тех людей, кто всегда был готов помочь тому, кто оказывался в беде: больных он лечил независимо от их религии, национальности или благосостояния. Он умер, когда девочке было семь лет: заразился тифом от пациентов, которых его коллеги избегали лечить.
Через три года вместе с матерью она переезжает в город Пётркув-Трыбунальский в Лодзинском воеводстве. Там жил брат матери – Ксаверы Гжибовски. В Пётркуве-Трыбунальском Ирена посещала гимназию Хелены Тшчинской, известную своими патриотическими традициями. Там же она вступает в ряды харцеров и познакомилась с Мечиславом Сендлером. Позже они поженятся – в 1932 году, а в 1947 году разведутся.
Ирена училась в Варшавском университете. Там она изучала польский язык и летературу. В университете в то время в последних рядах аудиторий устанавливались особые скамьи для еврейских студентов – это явление ещё называли «скамеечным гетто». Ирена и её единомышленники всегда специально садились именно на этих местах, а не на тех, что были предназначены для «неевреев».
Когда в 1939 году Польша была оккупирована гитлеровской Германией, Ирена пошла работать в муниципалитет Варшавы. А в 1940-м году она устроилась в Варшавское Управление здравоохранения. Благодаря этому она получила доступ в образованное тогда гетто. Нацисты опасались эпидемий, а потому пропускали туда санитаров польского происхождения.
В эти же годы она вступает в организацию «Зегота», которая занималась помощью евреям. Там она начала заниматься спасением детей. Одетые в форму медицинских сестёр, она и ещё один член организации – Ирена Шульц – приходили в гетто, приносили туда продукты, одежду, лекарства, в том числе вакцину против тифа. Очень быстро становится понятно, что конечным пунктом назначения, куда должны были попасть узники гетто, являлись лагеря смерти… В этот момент принимается важное решение: спасать детей. Столько, сколько возможно.
Используя секретный псевдоним Иоланта, Ирена стала одним из важнейших звеньев в этой цепочке.
Чтобы спасти детей, использовались все возможные способы. Их выводили через канализацию и подвалы, через примыкавшие к гетто здания. Детей постарше прятали в мешках с мусором и вывозили на телегах, самых маленьких – в яшиках для инструментов и под сидениями трамваев, которые проезжали через гетто. Одна из опасностей заключалась в том, что малыши в любое время могли заплакать или закричать. Для этого водитель, помогавший Ирене, возил с собой специально обученную собаку: в нужный момент она лаяла.
Действия были рассчитаны по секундам. Один спасённый мальчик рассказывал спустя годы, как он ждал за углом дома, пока пройдёт немецкий патруль. Затем досчитал до 30 и побежал к канализационному люку, который к тому моменту открыли. Он туда прыгнул и его вывели по канализационным трубам.
Всю свою жизнь потом Ирена будет вспоминать, что одной из самых сложных задач было уговорить родителей отдать детей. «Мы были свидетелями ужасных сцен. Отец уже был согласен, а мать не соглашалась. Иногда даже приходилось оставлять эти несчастные семьи, так и не забрав ребёнка. А когда я возвращалась на следующий день, то обнаруживала, что все уже были отправлены в лагеря смерти», - вспоминала Ирена позднее.
Спасённые дети распределялись сначала по польским семьям, которые готовы были принять их, а потом – по монастырям и приютам. Чтобы спасти одного ребёнка, нужно было задействовать 12 человек. И каждому из них грозила смерть.
Детям давались новые имена. Тех, кто был постарше и уже говорил, учили христианским молитвам и креститься. Чтобы никто не мог заподозрить в них их происхождение.
В 1942 году Ирена становится свидетелем ещё одного удивительного подвига – «Марша старого доктора» - Януша Корчака. Её воспоминания – одни из тех, которые сохранятся впоследствии о том дне.
Всю информацию о спасённых детях – их старые и новые имена, имена родителей – она прятала в стеклянных банках, закопанных в саду. Она верила, что однажды хотя бы некоторые из них смогут воссоединиться со своей семьей.
В 1943 году на Ирену донесли. Ночью 20 октября в дом, где она находилась, пришли из гестапо. Первой её мыслью в этот момент было – избавиться от списка детей. «Я хотела выбросить его в окно, но не могла: весь дом был окружён немцами. Поэтому я быстро отдала его моей подруге и пошла открывать дверь».
«Было 11 военных. За 2 часа она перевернули весь дом! Свёрток с именами был спасён благодаря мужеству и уму моей подруги, которая спрятала его под нижним бельём», - расскажет впоследствии Ирена.
Ирену арестовали и отправили в тюрьму Павяк. Там её пытали, сломали ей обе руки и обе ноги, но она так и не рассказала, где находится список и кто помогал её в деле их спасения. Через три месяца следствия Ирену приговорили к смерти.
Ценой огромной усилий её соратникам удалось сделать так, что Ирену отпустили. До конца войны она скрывалась под чужим именем.
Всего за годы войны благодаря ней было спасено 2500 детей.
Уже после войны Ирена Сендлер раскопала свой тайник. Некоторые дети были переданы родственникам, многие – отправлены в детские дома. Почти все они были перевезены в Израиль.
В 1948 году, Ирену снова арестовали. Её допрашивали в связи с сотрудничеством с Польским правительством в изгнании в годы войны. Во время допросов Ирена была беременной. Мальчик родился недоношенным и через 11 дней умер. До конца дней она переживала за то, что была плохой женой и матерью и подвергала опасности жизни близких…
Второго мужа Ирены звали Стефан Згжембский. Они поженились в 1947 году. Кроме умершего в тюрьме мальчика у них было ещё двое детей – сын и дочь. Сын умер в 1999 году – на 9 лет раньше самой Ирены.
После войны она работала как социальный работник в школах и приютах.
На долгие годы Ирена Сендлер была незаслуженно забыта. И это при том, что она спасла почти в два раза больше жизней, чем хорошо известный Оскар Шиндлер! Её не раз приглшали в Израиль – в 1965 году израильский музей Холокоста «Яд ва-Шем» присудил Ирене Сендлер звание Праведника народов мира. Однако из-за политических разногласий побывать там она смогла лишь после смены коммунистического режима.
10 ноября 2003 года она была награждена Орденом Белого Орла – высшей государственной наградой Польши.
В 2007 году она была выдвинута на Нобелевскую премию мира за спасение почти 2500 детских жизней. Однако в том году премия была присуждена Альберту Гору – за деятельность в области изучения глобального потепления…
Последние годы жизни Ирена Сендлер жила в однокомнатной квартире в центре Варшавы. Умерла она 12 мая 2008 года в частном санатории Елизаветы Фиковской, которую она спасла из гетто в июле 1942 года. Елизавете было тогда 6 месяцев – её вынесли в ящике с плотницкими инструментами.
Незадолго до смерти, в 2005 году, Ирена Сендлер сказала: «Мы, спасавшие детей, не являемся героями. Этот термин сильно раздражает меня. Напротив, меня до сих пор мучают угрызения совести от того, что я сделала так мало. Я могла бы сделать больше. И сожаление об этом будет преследовать меня до конца жизни».

Виктория Терина

Темы

Фотоматериалы

Ирена Сендлер
Ирена Сендлер
Ирена Сендлер