Неизвестная Варшавская битва

'4 марта 2015'

Варшавская битва Варшавская битва – один из ключевых моментов истории Польши и одно из решающих сражений прошлого века. Но несмотря на масштабность, в этом событии до сих пор – большое количество малоизвестных сторон.

Ежи Коссак, «Чудо над Вислой»
Ежи Коссак, «Чудо над Вислой»

(Читайте также: День Войска Польского и Вознесение Девы Марии)

Основные даты Варшавской битвы:

13 августа 1920 года – начало битвы
15 августа. Под городом Радзымином две польские дивизии генерала Люциана Желиговского и генерала Яна Жондковского предпринимают заход и атаку с тыла на войска РККА
16 августа. Решающая контратака Войска Польского, организованная и подготовленная Юзефом Пилсудским
25 августа 1920 года – окончание битвы. Поражение РККА

Варшавская битва, другое название которой – Чудо над Вислой, известна своими необычными, казалось бы, победами.

История битвы описана достаточно хорошо, мы её повторять не будем, остановимся на нюансах, к которым редко обращаются в воспоминаниях об этом грандиозном сражении. Это разведка и... авиация.

Обращаются редко, потому, что в массовом сознании крепко укоренилась польская кавалерия, героически сражавшаяся с превосходящими по силам войсками РККА, ведомыми в бой Семёном Будённым под общим руководством Михаила Тухачевского. Да и сам факт победы в битве был настолько фееричен, что детали уже мало кого интересовали. А может потому почти не вспоминают об авиации в Варшавской битве, что непризнание за авиацией её весомых заслуг в этом сражении отплатилось Польше через 19 лет дорогой ценой. Мы решили, что стоит вспомнить о тех, кто подготовил Чудо над Вислой.

Глаза и уши

Немаловажную роль в любых конфликтах, а порой и самую важную, играют ошибки. До определённого времени со стороны руководства Советов ошибок было достаточно мало. Они начались позже, в запале победного продвижения Красной армии, несущей Мировую революцию, на Запад. А пока большевики действовали осмотрительно, сдержанно и очень скрытно. А раз ошибок нет и всё скрытно, значит, слабые места нужно нащупывать и искать. Это сейчас народные массы уверены, что важные для решения тех или иных задач, документы и депеши, политики и военачальники размещают на своих стенах в соцсетях. Многие на голубом глазу верят, что это правда, от неё можно отталкиваться и всерьёз принимать во внимание. На деле – это не так. Веками люди придумывали способы защиты информации. Особенно это касалось специальных военных и правительственных приказов и донесений. Наивно думать, что сейчас что-то изменилось. Точно так же дела обстояли и в 1920 году. То, что было нужно глазам и ушам народных масс, печаталось в газетах, на листовках и агитплакатах (что это, если не подобие соцсетей?), а вот то, что отражало реальное положение дел, передавалось по каналам секретной связи в виде глубоко зашифрованной информации. Хороший шифр сам по себе – весомое преимущество над соперником. Именно этот секретный код и был взломан польскими специалистами в период ещё подготовки наступления на Варшаву в 1919 году.

Взлом шифра

Поручик Ян Ковалевский руководил отделом шифровальщиков, созданным по личному приказу Начальника Государства Юзефа Пилсудского. Мастерски используя возможности радиоперехвата и обширную радиосеть, лучшие умы трудились над взломом шифровок, потоком разливавшихся по простором революционной России. К работе были привлечены Стефан Мазуркевич и Вацлав Серпинский из Варшавского и Львовского университетов с группой аспирантов.

Благодаря усилиям этих людей были взломаны если не все, то почти все имевшиеся у Советов шифры, что дало польскому командованию доступ к пониманию реального положения дел на всей территории Советского Союза, а главное – намерений генералов Красной армии.

Летом 1920 года поток секретных сообщений рос в геометрической прогрессии. В августе группа шифровальщиков расшифровала почти полторы сотни секретных радиограмм, что дало возможность польским командирам выбрать верную стратегию действий польской армии в битве за Варшаву. Подразделение Второго отдела Генерального штаба Войска Польского («Двуйка») благодаря своей работе по сути подготовило тот ошеломительный эффект, который будет воспринят как чудо.
Кстати, специалисты той же «Двуйки» в дальнейшем внесут весомый вклад в расшифровку германской «Энигмы».

Крылья уланов

Сейчас многим кажется, что авиация в 20-е годы состояла из обтянутых простынями этажерок и не могла наносить существенного урона противнику. Но стоит заглянуть в исторические источники, как становится понятно, что это утверждение неверно. К тому моменту авиация уже имела подразделение на разведывательную, бомбометательную и истребительную – это как минимум. Она ещё не так существенно, как сейчас, отличалась по типам самолётов (хотя по тем временам различия уже были существенными), но не стоит забывать, что на тот момент это один из самых молодых видов вооружения, однако один из самых быстроразвивающихся.

Военные стратеги по результатам боёв Первой мировой быстро поняли, что тот, у кого преимущество в воздухе, на порядок сильнее противника.

Польская авиация не отставала от мирового тренда и мифических полуполотняных этажерок у неё не было. Salmsan A2A, переброшенные полякам из Франции, были, к примеру, цельнодеревянными. Так же, как и истребитель Spad VII: он хоть и считался устаревшим на тот момент, но всё же обладал потолком в 5000 м и скоростью в 200 км/ч у земли. Лошадность моторов выше 200, а это уже явно не матерчатые этажерки.
Albatros CIII
Кроме вышеупомянутых машин у Войска Польского были на вооружении Albatros CIII, Hannover CL.II, Bristol F2.B, начали поступать новые «Spad 13», а у РККА самолётов практически не было. Разве что «Nieuport» (Ньюпор) в количестве трёх штук.

Причина отсутствия авиации у Советов была комплексной. В том числе имело место резкое вытягивание фронта в сторону Польши, в результате чего часть авиации осталась в тылу, как и базы снабжения, что, безусловно, сыграло свою роль.

Западный фронт Красной Армии остался практически без самолётов, чем непреминуло воспользоваться польское командование. Мало того, что радиоразведка доставляла Пилсудскому и другим военачальникам данные по группировкам сил противника, так ещё и самолёты-разведчики подкрепляли эту информацию в режиме реального времени, уничтожая при оказии радиостанции противника. Всего в Варшавской битве приняло участие 12 польских самолётных эскадрилий в количестве более 70 машин.

А со стороны советских войск 18 августа прилетел только один Ньюпор, пилот которого польскими лётчиками принужден был сесть и взят в плен.

В ходе контрнаступленя польских войск 16 августа 1920 года авиация Войска Польского совершала постоянные вылеты с оборудованных аэродромов. Польским авиаторам помогала также эскадрилья из США. Эти лётчики в качестве добровольцев прибыли из Франции. Командовал ими Мериан Купер (Merian Cooper), в будущем генерал авиации и режиссёр знаменитого фильма «Кинг-Конг». Эскадрилья получила имя Тадеуша Костюшко. По словам Купера, так он желал отдать долг американского народа за участие поляков в борьбе за независимость Соединённых Штатов. Один из них, Элиот Чиз, даже нарисовал герб эскадрильи – знаменитые скрещеные косы Костюшко, народная шапка «кракуска» и три звезды на фоне них. Всего в составе эскадрильи было 17 американских лётчиков.
Эти же лётчики незадолго до битвы помогли польским коллегам освоить вновь прибывшие в их расположения машины.

Кроме этого, военачальникам, понимавшим, что господство в небе – это для польской армии реальный шанс на победу, удалось натаскать максимально возможное количество тех, кто мог сесть за штурвал самолёта и выполнять боевую задачу.

В ходе реализации плана Пилсудского – контрнаступления на превосходящих по численности красноармейцев – польская авиация привела к существенным потерям с их стороны. В момент прорыва рядов уланов кавалеристами Будёного, когда казалось, что вся операция Войска Польского в один момент повисла на волоске от провала, ситуацию спасли 7-я и 21-я эскадрильи. 21-й эскадрильей командовал Людомил Райски (Ludomił Rayski). Он, будучи комендантом Высшей школы пилотов в Лавице, собственноручно её создал и сам вёл в бой. Правда, стоит отметить, что в отсутствие противника в воздухе лётчики бригады проводили не истребительные полёты в чистом виде, а схему боя, похожую на ту, которая будет использоваться в будущем штурмовой авиацией. Это нанесло противнику очень серьёзный урон и в человеческой силе и в технике. Были уничтожены все радиоточки. Противник остался без связи. Крылатые уланы резко переломили ход битвы и существенно ослабили кавалерию РККА.
Более того, в процессе отступления последней авиация своими пролётами над головами солдат посеяла панику и хаос в рядах отступавших, окончательно деморализуя противника.

Победа с ценой вперёд

По мнению многих историков, героические усилия Войска Польского позволили существовать той Европе, которую мы сейчас знаем.

Выскользни удача из рук хотя бы одного бойца Войска Польского и Мировая революция дошла бы до Ла-Манша, а Польша вновь перестала бы существовать. «Чудо над Вислой» остановило большевиков и отбросило их назад.

Ряд ошибок, совершённых руководством Красной Армии в процессе наступления на Запад, можно свести к одной исходной, но самой большой ошибке, точнее, к заблуждению – Советы полагали, что рабочие и крестьяне Польши жаждут освобождения «от гнёта буржуазии».
Польский агитационный плакат
Бытовало мнение, что поляки поднимутся против «панов» и победа революции будет обеспечена. На этом была построена пропаганда со стороны советского руководства, и она хорошо просматривается в советских агитплакатах тех времён.

Но на деле всё оказалось с точностью до наоборот. Никто не желал войны на только что освобождённых польских землях.

После 123 лет разделов и неволи Польша не хотела видеть на своей территории никаких революций. Народ, воспрявший духом после установления независимости в 1918 году, как один начал вступать в ряды Войска Польского, несмотря на чины и положение в обществе. Плечом к плечу встали и «паны» – шляхта, и «пролетариат» – крестьяне и рабочие фабрик. Все шли отстаивать независимость, которую ждали 6 поколений поляков. Даже священники вступали в ополчение и вместе со всеми участвовали в боях в качестве полковых капелланов и врачей. Внутренняя устойчивость защитников Варшавы была на высоте, дух же наступавших напротив – падал. Изнурённые переходами и форсированием рек красноармейцы были не в состоянии даже морально выдерживать натиск контрнаступления.

Победа в битве над Вислой была и победой духа, не только оружия.

Но эта победа ослепила некоторых военачальников Польши, и ослепление не проходило ещё долго. У Польши было явное преимущество в воздухе. Но это было проигнорировано. Бой пехоты и конницы произвёл на всех неизгладимое впечатление, а потому было решено вкладываться в кавалерию. В итоге Польша имела очень сильную кавалерию, но одной её в век авиации и танков было уже явно не достаточно.

Почему достижения польских авиаторов были подзабыты в массовом сознании, остаётся загадкой.

Даже на картине Ежи Коссака (Jerzy Kossak) «Чудо над Вислой» («Cud nad Wisłą») над полем битвы баражируют самолёты. Ставка на кавалерию оказалась слишком дорогой. Сделай генералитет чуть иные выводы, учти авиацию, усиль разведку, освой танки, и многое, в довольно скором 1939-м могло бы быть иначе. Но история не терпит сослагательного наклонения, и размышления об этом – уже прерогатива альтернативной истории. Потому оставим это ей.
Как бы то ни было, «Чудо над Вислой» заслуженно отзывается гордостью в сердцах поляков. Варшавская битва 1920 года является примером того, как сплотившись за правое дело, проигрывая числом, можно победить умением и духом. Победа в Варшавской битве вписана британскими историками в число 18 величайших переломных битв в истории войн.

Илья Болгов

Темы

Фотоматериалы

Ежи Коссак, «Чудо над Вислой»
Spad VII
Albatros CIII
Польский агитационный плакат
Bristol F2.B
Nieuport12
Юзеф Пилсудский
Польский агитационный плакат
Польский агитационный плакат