День Войска Польского и Вознесение Девы Марии

'15 августа 2016'

15 августа в Польше отмечается День Войска Польского. Он совпадает с не менее важным для поляков праздником – Вознесением Девы Марии.

15 августа в Польше - выходной в честь Дня Войска Польского (Dzień Wojska Polskiego). Причём выходной такой, который можно назвать, если не «глобальным», то всепольским – смело. В этот день не работает ничего, кроме общественного транспорта, заправок и экстренных служб. В Польше такие дни именуются – Święto Narodowe – то есть национальным, или государственным, праздником. Так бывает нечасто, но всё же случается – сразу два больших праздника 15 августа слились в один – и государственный и духовный. Хотя, если вдуматься, у этого слияния есть логичное объяснение.

Исторические события, выпавшие на долю Речи Посполитой 15 августа, тесно переплетены и с духовностью, и с государственностью. А ещё с духом. Духом польской армии, благодаря которой произошло сражение, получившее впоследствии в польской истории громкое название «Чудо над Вислой». Это широко известная Варшавская битва. Поломедиа рассказывала о некоторых интересных фактах этой военной кампании, но и в этот раз обойти стороной её не получится. Так читатель сможет лучше понять истоки праздника Войска Польского и его значения.

И недавно, и давно

Понятия «давно» и «недавно» скорее уместны для жизни каждого отдельно взятого человека. Нам свойственно измерять расстояния между событиями, применяя к этому длину нашей собственной жизни. Оттого и события, заложившие фундамент праздника 15 августа, кажутся нам сегодня уже почти что седой стариной. На деле же, не прошло ещё и 100 лет с событий, которые легли в основу праздника. С этой точки зрения можно констатировать, что последствия их ощущаются до сих пор. В том числе это перекладывается и на уважение к Войску Польскому – то есть – армии Польши.

Конечно, само Войско Польское, как официальные вооружённые силы страны, существовали и до Варшавской битвы. Но именно их самоотверженность в бою 1920 года за сохранение независимости, которую Польша ждала более сотни лет, заслужила в глазах современников событий быть отмеченной в национальном календаре. Наверное, сложно себе представить страну, которая не поступила бы так же. Особенно учитывая детали происходившего.

В те августовские дни для Польши на кону стояло действительно многое. В современном виде праздник был установлен в 1992 году как отсыл к празднику, установленному после Варшавской битвы – Дню Солдата (или Дню Воина. Dzień Żołnierza). День Воина отмечался в Польше вплоть до 1947 года, когда ему на смену в иерархии праздников встал День Победы (9 мая по советской хронологии), а затем и День Народного Войска Польского, с 1950 года учреждённый в честь битвы под Ленино в ходе Второй мировой войны. День этот, хоть и имел корни в храбрости польской армии, но был явлением всё же новым, да и относился он, разумеется, к другим событиям. Можно сказать, что современный нам День Войска Польского стал правопреемником Дня Воина, учреждённого вскоре после событий сражения за Варшаву. Генерал Станислав Шептицкий, бывший свидетелем событий войны Польши с большевиками в 1920 году, 4 августа 1923 года, уже в должности военного министра страны, своим приказом установил День Воина со словами: «В этот день армия и общество воздаёт честь польскому оружию, воплощением и выражением которого является польский воин. В годовщину достопамятного разгрома под Варшавой большевистского наезда, да святится память сложивших голову в боях с давним врагом за неделимость и независимость Польши.»

Чудо настроений

Принимая во внимание цели, которые ставил перед собой противник, генерал Шептицкий был прав.

И хоть победа в Варшавской битве была поистине значимым событием, сделать её событием незабываемым, а точнее, столь узнаваемым, которым она является сейчас, ей помог не военный гений, а филолог и публицист Станислав Строньский. Это он назвал Варшавскую битву «Чудом на Висле», что безусловно являлось мощным «слоганом» и способствовало популяризации этой операции не меньше, чем сама победа в ней польского оружия и солдата.

Он соотнёс происходившее под Варшавой с событиями Первой мировой войны, которые имели место в сентябре 1914 года под Парижем на реке Марна. Тогда немецким войскам оставалось до победы над французами совсем немного.

Несмотря на свои успехи в этом сражении за Париж, несмотря на просчёты германского командования, несмотря на отступление своих союзников англичан, сами французские генералы понимали, что германские войска вот-вот одолеют их армию. Как вдруг немцы начали отступление по всей линии столкновения. О состоянии французских войск на тот момент красноречиво говорит тот факт, что они даже не нашли в себе сил преследовать отступавшего неприятеля. Настолько неожиданный победитель был измотан.

Битва получила название «Чудо на Марне». Она и впрямь была чудом, которое не могло состояться без стечения ряда обстоятельств. В частности, панического настроения двух из трёх командиров германских войск. Не поддайся они панике, не помогли бы французам ни пополнение резервами, прибывшее на шести сотнях такси из Парижа, ни опомнившиеся от отступления союзники. Но факт остаётся фактом – Враг бежал прочь, а победитель не способен был его гнать. Не было сил. Поистине – чудо.

Варшавская же битва была выиграна из-за просчётов командования большевистских войск только отчасти. В отличие от событий 1914 год на Марне, паники среди большевиков не наблюдалось. Руководство большевиков не знало о том, что польские шифровальщики взломали их коды ещё годом ранее. В итоге они не подозревали, что делятся информацией со своим будущим противником. Командование было уверено в победе красноармейцев. Причём настолько, что, когда им в руки попали карты планируемой поляками операции, они подумали, что это всего лишь уловка, не более.

Но нужно понимать, что несмотря на все сложности, возникавшие в ходе польско-большевистской войны, варшавское сражение было достаточно хорошо и разумно реализовано. Проблемой оставалось управление войсками. Из за неудач в организации войск кое-где отмечались отступления и оставление позиций. Сказывался революционный запал красноармейцев, стремившихся в Германию на помощь местным коммунистам в подготовке победы мирового пролетариата, и факт того, что со стороны РСФСР силы существенно превосходили польские. С приближением фронта к Варшаве дух её защитников падал.

Одну из важнейших ролей здесь сыграл оптимизм и вера в победу назначенного Юзефом Пилсудским на должность главы Генерального штаба польской армии Тадеуша Розвадовского. Благодаря его действиям в первые же дни на новом посту Розвадовский сумел привести в порядок хаотично управляемые войска, не видевшие уже реальных перспектив победы, и перевести их в состояние удобоваримое для организованных действий.

Более того, в блистательно короткие сроки он смог добиться такого положения дел, чтобы войско польское смогло наступать, давая реальный отпор противнику. Разработанная им операция по контрнаступлению была принята Пилсудским и воплощена в жизнь. Её неожиданно громкий успех, – который, конечно же, был невозможен, если бы не дух польского воина, – и заложил фундамент праздника в честь Войска Польского.

До сих пор как среди историков, так и в обществе идут споры о значении фигур Пилсудского и Розвадовского в Варшавском сражении 1920 года. Но тут нужно отдать должное им обоим. Тадеуш Розвадовский оказался способен привести части армий в порядок и своим талантом стратега и военачальника в принципе, обеспечив тем самым убедительную историческую победу польских войск над полчищами большевиков. А Юзеф Пилсудский, в свою очередь, сделал верный выбор, причём дважды. В первый раз - когда назначил начальником генштаба Розвадовского, во второй - когда принял предложенный им план действий войск, включавший и легендарное контрнаступление, повернувшее ход истории Европы.

Розвадовский кстати отличался ещё и достойным примера чувством достоинства и чести. Несмотря на то, что в какой-то момент он стал по сути главнокомандующим, действия свои он продолжал согласовывать с Пилсудским. Для него это было нормой, он считал, что соблюдает тем самым субординацию, несмотря ни на что. Для многих в дальнейшем это стало поводом для спекуляций и попыток взвесить – кто же из них заслуживает бОльших лавров за успехи в судьбоносной битве.

Покровительство Девы Марии

О том, какое значение имело сражение в военном деле в дальнейшем, какие выводы были сделаны как по одну, так и по другую сторону фронта, – написаны тома книг. Но и простые граждане Польши, и сами солдаты войска польского, будучи в подавляющем большинстве людьми глубоко верующими, были уверены, что столь резкий поворот в тяжелейших сражениях и успех в них был продиктован не только филигранным планированием полководцев, но и покровительством польской армии Пресвятой Девы Марии.

Конечно, кому-то успех в битве может показаться лишь совпадением, или только результатом военного гения Розвадовского, Пилсудского и ещё целого ряда польских военных стратегов, тактиков, шифровальщиков и других специалистов, но списывать со счетов духовную составляющую в реализации «Чуда над Вислой» не берутся даже заядлые скептики. Военный гений без духа бойца – небольшая сила. Именно дух и воодушевление сыграют свою роль в обороне Варшавы.

Крестом и перстом путь указуя...

Решающее контранступление началось 16 августа. Днём ранее исторической контратаки польской армии, то есть 15 числа августа, в Польше отмечается Вознесение Пресвятой Девы Марии. До наших дней сохранилось интересное свидетельство, доказывающее, что вера в победу в битве именно благодаря покровительству Богородицы была в рядах войска польского не случайной.

В последнее время, вспоминая варшавскую битву, акцент делается на ту или иную стратегию войск, на промахи и успехи планирования, на силу оружия и на рациональное использование средств. Духовная составляющая оказалась на вторых ролях. Но стоит вспомнить о том, что поляки - народ верующий, а в начале двадцатого века этот аспект имел огромное влияние на общество, – как становится ясно, что малейший знак поддержки высших сил способствовал поднятию боевого духа. И такой знак польское войско получило.

Ксзёндз Игнацы Скорупка, который добровольно вступил ряды польской армии, когда только услышал призыв защитить столицу от наезда большевиков, сразу вступил добровольцем в ряды польской армии. В своё ведение он получил отряд студентов и гимназистов – таких же добровольцев, как и он. Необстрелянные, не нюхавшие пороха, многие из них были, по воспоминаниям очевидцев, меньше своих винтовок. Они прошли маршем два десятка километров к своим будущим позициям и вечером 13 августа, измотанные, остановились на ночлег. Назавтра им предстояло влиться в состав фронтовиков, обороняющих Варшаву. Неподалёку от места ночлега шёл ожесточённый бой. Ряды защитников столицы пустели и требовали срочного пополнения. Вчерашние студенты готовились утром встать лицом к лицу с закалённым в боях противником. По воспоминаниям очевидцев, в глазах добровольцев в тот вечер не было того страха, который поселился в них в самом начале движения.

Ксзёндз Игнацы Скорупка

Дело в том, что Игнацы Скорупка, видя смятение на лицах, обуявшее тронувшихся в путь подопечных, отслужил на пути к Оссову мессу. В Зомбках, под Варшавой. На мессе произошло то, что потом назовут предсказанием. То, что сделается свидетельством заступничества Девы Марии за польских воинов. Ксёндз Скорупка во время проповеди произнёс: «Нас ждут ещё тяжёлые потери, но скоро, 15 числа, в день Нашей Владычицы Девы Марии, судьба склонит ход событий в нашу пользу». Эти слова вселили в юных бойцов надежду. Но дня этого многим из них уже не суждено было видеть.

В ночь на 14 августа в Оссов ворвались отряды большевиков. Сонные и перепуганные студенты растерялись. Некоторые впали в панику. Перед ними был мощный враг, за плечами которого и в голове его – Революция. Он окрылён ею и своими успехами. Он орёт – «Вперёд! Даёшь Варшаву!» – и одним видом своим и грозным рёвом приводит новобранцев в ужас. Всё это сопровождается пальбой, свистом пуль, падающими наземь университетскими товарищами.

В таком состоянии они не могли выполнять приказы. Некоторые бросали оружие и начинали бежать куда глядели глаза, кто-то, словно в оцепенении, замирал, смирившись с неминуемой гибелью. Игнацы Скорупка как мог подбадривал своих подопечных, пытался объяснить, что им нужно делать, указать направление атаки. Затем собственным примером решил показать, что такое дух защитника Варшавы.

Поднявшись в полный рост, вытянув одну руку с распятием вверх, другой он указывал молодым солдатикам, куда тем нужно двигаться. Увидев это, разбегавшиеся до этого в панике студенты нашли в себе силы собраться и двинуться на врага. Пули будто не брали Скорупку. Это добавляло веры в победу, воодушевляло бойцов. Для своих товарищей священник стал мощным примером мужества. Уже никто не трусил. Все шли на противника. Окружавшие ксёндза Скорупку соратники по оружию не увидели момента, когда тот упал на землю. Они рвались в атаку. Рвались побеждать.

"Смерть Игнация Скорупки". Стефан Гарватовский

Кому-то из них всё же было суждено встретить 15 число – День Вознесения Пресвятой Богородицы. Затем - 16 число, которое и стало подтверждением слов Игнацего Скорупки. Перелом хода битвы в пользу поляков действительно состоялся. Силы большевиков были остановлены и в итоге отброшены от Варшавы. Польская армия перешла в контрнаступление на всех направлениях. Большевики были не в силах сдержать эту атаку и начали отступать. Теперь никто не сомневался: Богородица действительно покровительствует защитникам Варшавы. Слова капеллана о том, что перелом наступит после Дня Вознесения Девы Марии, стали пророческими, а его гибель стала одним из символов Варшавской битвы.

Вне войны

Разумеется, праздник Вознесения Богородицы, или Вознесения Пресвятой Девы Марии в Небесную Славу, отмечается в Польше и без привязки к «Чуду над Вислой». События битвы лишь хорошо подчёркивают то значение, которое в Польше придавалось этому празднику поляками в начале XX века. Но и сегодня, в век интернет-технологий и неустанно стремящегося вперёд времени, в этот день люди идут в храмы, чтобы воздать дань благодарности Деве Марии за её покровительство и заступничество в их повседневной жизни.

В католической церкви праздник отмечается 15 августа, в православной, из-за разницы календарей, - 28 августа. История праздника уходит в начало нашей эры. Согласно дошедшим до нас сведениям, он был установлен в Византии эдиктом императора Маврикия. Затем праздник переняли и в Риме, при папе Сергии I. Точных данных о том, когда христиане стали отмечать праздник повсеместно, не сохранилось. Различные исследования высказывают разные версии, но в целом сходятся на периоде X - XI веков.

В этот день в храмах Польши освящаются травы, потому праздник называют ещё Matki Boskiej Zielnej (Богоматери Травной). Прихожане несут в костёлы полевые и лекарственные растения и цветы. Существует даже стишок: "Każdy kwiatek w ten dzień woła: weź mnie z sobą do kościoła" (Днесь всяк цветок взывает к нам – «Возьми меня с собою в храм!»). По мнению некоторых исследователей эта традиция восходит к самим событиям, связанным с Успением Богородицы.

Вознесение Девы Марии. Никола Пуссен

Как известно, сведения об этом событии дошли до нас из разных источников. В частности, из апокрифов, тексты которых иногда значительно отличались друг от друга деталями. В итоге каноническое описание Успения явилось своего рода компиляцией выдержек из апокрифов. Версии согласуются в том, что апостолы, пришедшие на третий день ко гробу Богородицы, кроме погребального савана, в который было завёрнуто тело Марии, услышали ещё и приятный запах в гробнице. Тела Богородицы в гробу не было. Возможно, традиция приношения в храм цветов связанна именно с неземной красоты запахом, описанным, в частности у Иоанна Дамаскина. Во «Втором похвальном слове о Успении Богоматери» Дамаскин упоминает слова епископа Иерусалима Ювеналия о «несказанном благоухании», источаемым плащаницей Богородицы, приведшим апостолов в восторг.

Кроме полевых цветов в костёл на освящение приносятся дары садов и лесов: ягоды, овощи и фрукты.

Люди верят, что освящённые овощи, травы и другие элементы флоры, которыми богата польская земля, после мессы в честь праздника обретают целительную и благодатную силу. Кроме традиционного принесения цветов в костёлы, в Польше этот день становится кульминацией многочисленных паломничеств. Крупнейшие группы верующих устремляются на Ясную Гуру, к образу Ченстоховской иконы Богоматери, именуемой Королевой Польши и Заступницей земли польской и её народа.

Второе место, куда отправляются паломники на праздник Вознесения, - это Кальвария Збежидовска. Центр паломничества неподалёку от одноимённого населённого пункта. В самом названии его заложена причастность к евангельским событиям. Кальвария на латыни значит по сути то же, что и Голгофа – череп. Кальварию Збежидовскую называют также Польским Иерусалимом. Всё здесь создано с мыслью об Иерусалиме во времена, когда там присутствовал Спаситель. В Кальварии выстроен целый храмовый комплекс. Каждый храм, или часовня, представляют собой отдельную ценность для верующих. Особым почтением пользуется Санктуарий Богоматери Кальварийской (Богоматерь Плачущая). Здесь любил бывать Иоанн Павел II ещё будучи Каролем Войтылой. Уже как Понтифик он бывал тут дважды. Сам он вспоминал о том, что посещал в Кальварию с самого детства и молился у образа Кальварийской Богоматери. Здесь же проложены тропы Иисуса и Марии, с которых открываются виды на Татры и Краков.

Паломники отправляются в дорогу к Кальварии и Ясной Горе изо всех уголков страны. В подавляющем большинстве весь путь они проделывают пешком. Как заявляют сами участники паломничеств, так они могут провести время в молитве, почувствовать единение духа и ощутить на себе хотя бы частичку труда, выпавшую на долю Спасителя в деле очищения сердец человечества от зла.

Илья Болгов

Темы

Фотоматериалы

Ксзёндз Игнацы Скорупка
"Смерть Игнация Скорупки". Стефан Гарватовский
Вознесение Девы Марии. Никола Пуссен