Миноискатель – дело рук поляка

'9 сентября 2015'

Бронежилет, противогаз и миноискатель – вещи, которые объединяет не только их назначение, но и их происхождение. Поляк Юзеф Косацкий при помощи своего изобретения спас жизни тысяч людей.

Юзеф Станислав Косацкий
Юзеф Станислав Косацкий

Изобретателем ручного миноискателя был Юзеф Станислав Косацкий (Józef Stanisław Kosacki. 21.06.1909 – 26.06.1990) – инженер, учёный и офицер Польских военских формирований в эмиграции («Войско польское на Западе»). В 1928 году, после окончания лицея в Ченстохове, поступил на отделение электричества в Варшавский политех. В 1933 получил диплом инженера-электрика. Начало и скорое окончание воинской карьеры Косацкого имело место сразу после института. Он прошёл службу с 1933 по 1934 и, получив офицерский чин поручика, «отбыл на гражданку». Посвящать себя армии Косацкий не планировал. Его всецело занимала электротехника. Он пошёл работать по профессии в Государственный институт телекоммуникации в Варшаве, где был назначен руководителем отдела телефонных усилителей. Там он работал до сентября 1939 года, пока не началась Вторая мировая война. Уже 4 сентября Юзеф Косацкий вступает добровольцем в армию. Его распределяют в техническую группу специального подразделения связи. Ему удалось проявить свои способности уже в первые дни службы. Действуя в составе группы, Косацкий восстановил работоспособность Радиостанции «Варшава 2», разрушенной захватившими Польшу немецкими войсками. Вместе со своими товарищами он был пленён нацистами и отправлен в один из лагерей на территории Венгрии, откуда, при содействии польского консульства ему удалось бежать уже в декабре 1939 года. Пробравшись по поддельным документам на имя Юзефа Левандовского через Италию во Францию, там он вступает в ряды Войска польского в Париже. Польские вооружённые силы после сдачи Франции гитлеровским войскам перебрасываются в Великобританию. Там Косацкого направляют в Шотландию, в Центр изучения связи при местном университете в городе Данди, на родину ещё одного изобретателя-телеграфиста – Джеймса Боумена Линдсей. Неподалёку от этого места, на пляже городка Арброт, в 1941 году произойдёт взрыв, навсегда изменивший мир.

Этим вечером Юзеф Косацкий играл в карты с другими польскими офицерами в офицерском клубе неподалёку от места инцидента. Внезапный мощный хлопок прервал товарищескую игру.

Офицеры выдвинулись в сторону, с которой пришла взрывная волна. То, что они увидели, поразило их. От патруля 14 уланского полка польской 10 бригады броневой кавалерии не осталось почти ничего. Они подорвались на противодесантной мине, заложенной на прибрежной полосе. Этот случай произвёл на Косацкого сильное впечатление и он продолжил работать над идеями, над которыми начал размышлять ещё до начала войны в стенах родного ему института телекоммуникации в Варшаве.

Говорят – курение убивает. И это даже подтверждает статистика, глядя на которую полезной эту привычку вряд ли можно назвать. Но только не в этом случае. В сочетании с идеями Юзефа Косацкого, эта пагубная мода косвенно спасла десятки и сотни тысяч жизней, а также перевернула представление о ведении военных действий. В институте телекоммуникации Косацкий занимался производством телеграфических усилителей.

Не будь при Косацком его портсигара, возможно, и не заметил бы он особого гула, издаваемого теми самыми усилителями при нахождении рядом металла. Звук усиливался при приближении портсигара и слаб с его удалением. Косацкий отметил эту особенность и смог верно её применить на практике.

Наверняка как инженер радиотехники Косацкий слышал о работах Александра Белла над чем-то подобным металлоискателю, но эксперименты его предшественника удачей не увенчались. Вероятно, и этот опыт был учтён. Доподлинно это неизвестно, но известно другое. Когда в 1942 году правительство Великобритании объявило конкурс на создание устройства, способного находить металлы на земле и под ней, равных устройству Юзефа Косацкого не нашлось. Тронутый гибелью товарищей на пляже Арброта, на свои личные средства, при помощи своего коллеги сержанта Анджея Габроща (Andrzej Gabroś), в свободное от обучения солдат основам радиотелеграфии время Косацкий из минимума деталей, в три месяца, создал устройство, способное обнаруживать металлические предметы под толщей почвы. Особенностью устройства стала его портативность и точность работы.
Работы по обнаружению мин
Когда пришло время подводить итоги правительственного конкурса, Косацкий и другие изобретатели, заявившие своё участие, были приглашены на пробы их детищ.

Экзамен средств обнаружения металла больше походил на пикник, где на лугу было беспорядочно разбросано определённое количество монет. Задачей было обнаружение их всех. Польский инженер справился с этой задачей блестяще и в фантастические по тем меркам сроки. Никто более не смог показать такого результата. Итогом конкурса стало принятие разработки Косацкого на вооружение британской армии.

В кратчайшие сроки в сапёрные части стал поступать «Детектор мин «Польский» Марк I» (Mine Detektor Polish Mark 1). Серийный образец весил всего 14 килограмм и обслуживался одним человеком. Впервые миноискатель Косацкого был применён войсками союзников в битве при Эль-Аламейне. 500 первых экземпляров минных детекторв в руках сапёров позволили армии союзников с гораздо большей эффективностью преодолевать минные поля гитлеровцев. Всего немцы заложили под Эль-Аламейном 451 тысячу мин. Без миноискателя успех операции сил коалиции по сдерживанию продвижения вермахта вглубь африканского континента был бы обречён на провал. Детектор проявил себя в самом лучшем виде, и именно он стал первым массовым миноискателем планеты. Одна только британская фирма «Синема Телевижн» выпустила в период войны 100 тысяч миноискателей Косацкого. По его патенту, с небольшими усовершенствованиями под свои тактические задачи и нужды, польский детектор производили для своих войск и Советский союз, и Соединённые штаты.
Сапёр в годы Великой отечественной войны
Постепенно немцы, а вслед за ними и другие участники Второй мировой, начали производить мины с керамической, деревянной и другими немагнитными оболочками, против которых миноискатель Юзефа Косацкого был бессилен. Но ведь металлические мины производить не перестали. И производят их и по сей день. Ситуацию же с выявлением неметаллических мин решили летом 1943 два других польских инженера, получив после войны патент на своё устройство. Но это было потом, а пока результативность войск, саперы которых получили новое оборудование взамен архаичных саперских щупов, возросла многократно. Потери от мин стремительно пошли на убыль, а скорость прохождения минных полей, напротив, росла. До детектора Косацкого минные поля проходились двумя способами: с помощью упомянутого уже острого щупа, который сапёр втыкал в землю, пытаясь обнаружить мину, и с помощью труб, засыпанных взрывчаткой, под названиями «Удлинённый заряд» или «Бангалорская торпеда». Оба эти способа были крайне медленны и неэффективны по сравнению с применением польского портативного детектора. В первом варианте сапёр не имел права на ошибку в принципе, так как она сразу почти всегда стоила ему жизни. Во втором – ширина освобождённого от мин прохода составляла всего метр-два, а длина была почти равна длине взорванных труб. 42 сапёра требовалось на то, чтобы за час методом «Бангалорской торпеды» расчистить коридор шириной в два танка и длиной в 200 метров. Для сравнения, группа из 9 сапёров с тремя миноискателями за то же время могла проложить коридор в два раза длиннее.

Сколько жизней спасло изобретение Косацкого – даже трудно себе вообразить. Но масштабы всё же себе представить можно. Хотя бы на примере самой Польши, 87 процентов поверхности которой было заминировано базировавшимися здесь, а затем и отступающими немцами. В процессе разминирования Польши, только в первые двенадцать лет после войны сапёры нашли 15.5 миллионов мин. Погибли при этом 645 сапёров, ещё 674 были ранены.

Всего же в период 1944 по 1989 годы от мин, оставленных гитлеровцами и не найденных саперами, в Польше погибло 4049 граждан, в два раза больше было ранено. На этих показателях можно попытаться вообразить то число людей, которые погибли бы, если бы не миноискатель Косацкого.

После войны Юзеф Косацкий ещё какое-то время трудился в Англии, затем, 22 июня 1947 года, он вернулся в Польшу. Здесь у него была больная мать и родственники, которых ему не хватало на чужбине. Вернувшись на родину при помощи коллеги - Януша Грошковского, Косацкий поступил на работу на своё прежнее довоенное место – в Государственный институт Телекоммуникации, на ту же должность, с которой ушёл на войну. Начиная с 1956 года и до выхода на пенсию он трудился и на ниве ядерной промышленности Польши, работая над многоканальными анализаторами амплитуды и времени. А на пенсии увлёкся филателистикой. Жил скромно, по-семейному, тихо. На славу не претендовал. Его именем назван Военный институт инженерной техники во Вроцлаве, а его миноискатель, с некоторыми модификациями, с успехом применялся армиями мира вплоть до 1995 года.

Илья Болгов

Темы

Фотоматериалы

Юзеф Станислав Косацкий
Работы по обнаружению мин
Миноискатель Косацкого
Сапёр-разведчик Красной армии
Сапёр в годы Великой отечественной войны
Сапёр в годы Великой отечественной войны
Миноискатель на службе у армии США
Работы по обнаружению мин